Поиск на нашем сайте
Google

Найти животное:
  Новости
  Художники
  Галереи
  Статьи
  Форум
  Контакты
  О проекте
  Наши друзья

Новая картина

 
Вход для художников

логин:

пароль:


(восстановить пароль)

Rambler's Top100
Зооклуб - сервер о животных

Rambler's Top100
Портал обо всем, что бегает, летает и прыгает Животные : домашние и не очень, все о животных, энциклопедия домашних животных. Кошки, собаки, рыбки, лошади, птицы, рептилии, зооправо, зооприколы, зоотовары, зоовыставки, рефераты по биологии, зоологии, экологии, ссылки.
Питомник «Magic Smile» Питомник бернских зенненхундов Из Большого Дома
|  Статьи - Русские анималисты - Вадим Вадимович Трофимов  |
Вадим Вадимович Трофимов
(1912-1981)


Анималистика – древнейший жанр изобразительного искусства: образ животного в живописи, графике, и скульптуре. Изображения животных мы встречаем повсюду: в книгах, орнаментах архитектурных сооружений, в скульптурных композициях парков и скверов, в интерьерах наших квартир.
Но для изображения животного недостаточно просто владеть художественными приёмами. Из многочисленной плеяды художников, известных многовековой истории искусства, выделились лишь единицы, способные воспроизвести не только облик животного, но и передать его характер. Художник-анималист должен обладать особыми качествами: прежде всего любовью к своим моделям, наблюдательностью, и конечно, знанием биологии животного. В.В. Трофимов был сполна наделён каждым из этих свойств. Художник по призванию, свою страсть он унаследовал от матери – Олимпиады Николаевны Трофимовой (урождённой Ладыгиной). Особая любовь к животным проявилась у Трофимова под влиянием отца – большого знатока и ценителя лошадей.
В формировании будущего анималиста большую роль сыграло и то, что В.В. Трофимов был племянником Надежды Николаевны Ладыгино-Котс, известного зоопсихолога, соосновательницы Дарвинского музея. На одной из своих литографий – «Северные олени», выполненной в 1950-е гг. и ставшей впоследствии экспонатом ГДМ, В. Трофимов оставил дарственную надпись: «Дорогой тёте Наде на добрую память от любящего и всегда благодарного за помощь в нахождении своего места в жизни племянника – автора этой гравюры».
Вадим Вадимович Трофимов родился 18 марта 1912 года в г. Симбирске. В 1920 году он переехал с родителями в Москву.
Не получив специального художественного образования, В.В. Трофимов сумел стать одним из самых ярких российских анималистов ХХ века, чему способствовали его талант и огромное трудолюбие. С 16 лет он начал трудиться в стенах Дарвинского музея под руководством Василия Алексеевича Ватагина, который был самым первым среди художников, притупивших к работе в ГДМ. Именно В.А. Ватагин, по словам В.В. Трофимова, стал его наставником в рисовании и лепке.
С 1929 года В.В. Трофимов работает в Дарвинском музее как уже вполне сформировавшийся художник. За годы работы в музее он создал огромное количество живописных, графических и скульптурных научно-художественных работ по заказам основателя и первого директора музея – А.Ф. Котса. Среди них выделяются зарисовки научных экспериментов с животными Н.Н. Ладыгиной-Котс. Прежде всего, иллюстрации к опытам по изучению психики высших обезьян.
Довоенные годы художник выполнил более 100 скульптур для Дарвиновского музея, реконструировав сложный эволюционный ряд от тапира до лошади. С самого начала художник занимался одновременно и созданием научно-объективного изображения животных и воплощением их неповторимого художественного образа. Первые предназначались для научных учреждений, для учебных таблиц и наглядных пособий, для специальных изданий естественнонаучного характера, а произведения эмоционально-художественного плана экспонировались на выставках, являлись украшением интерьера или декоративным акцентом бытовой среды.
Вадим Вадимович много времени проводил в Московском зоопарке за работой со своими «натурщиками». Он очень хорошо знал обитателей в «лицо», благодаря многочисленным зарисовкам.
В.В. Трофимов много путешествовал. Он рисовал в Харьковском (1931-1934гг.), Тбилисском (Тифлисском) (1935 г.), Берлинском (1970-е гг.) зоопарках. Большинство работ, выполненных там, в настоящее время хранятся в фондах Дарвинского музея.
В.В. Трофимов часто бывал в отечественных заповедниках: Воронежский, Кандалакшский, Аскания-Нова, Беловежская пуща. Посетил он также заповедники Африки и Цейлона. Это давало ему возможность наблюдать диких зверей в естественной среде обитания и рисовать их с натуры в особой обстановке. Обитатели заповедных зон живут на воле и в любой момент они могут удалиться. Поэтому художник, не зная, сколько времени ему отведено на зарисовку. Вынужден осуществлять её в считанные минуты. Например, суметь мгновенно зафиксировать на бумаге в общих чертах целое стадо бизонов и быстрых антилоп, пока они не исчезли и ещё находятся в поле зрения. Вот почему наброски В.В. Трофимова, выполненные во время путешествий, отличаются предельной лаконичностью. Изображения животных часто обозначены лишь несколькими линиями. Но при этом животные вполне узнаваемы, вплоть до видовой принадлежности. Сохранилось множество листов, на которых мы видим композиции из одного или двух тщательно проработанных рисунков в сочетании с множеством беглых изображений: различные повороты головы; отдельные изображения ног, рогов, или ушей животного и т.п. Эти
беглые зарисовки В.В. Трофимова настолько высоко профессиональны и красивы, что сами по себе представляют особую художественную ценность. Самые удачные изображения художник использовал в своих знаменитых автолитографиях.
Наивысшим достижением в области анималистического жанра считается создание художником портретов животных. Это требует от него особого внимания к отдельно взятой «особи», так как в этом случае важно предать не видовые признаки последней, а её индивидуальные особенности.
Множество рисунков сделано художником в конюшнях московского ипподрома и посвящено самым его любимым моделям – лошадям. «Он мог молниеносно изобразить лошадь в любом ракурсе», - так вспоминает дочь художника, Ирина Вадимовна Трофимова, об этой особой страсти отца.
Одарённость Вадима Вадимовича как рисовальщика, знание им различных способов гравирования, помогли ему стать прекрасным книжным иллюстратором. Начиная с 30-х годов В.В Трофимов сотрудничал с разными издательствами: сначала с «Детской литературой», а с 1937 года – с «Просвещением», с которым проработал долгие годы.
Трофимов не только художник, но и скульптор.
В 1939 году состоялась 1-ая выставка произведений художников-анималистов, приуроченная к 75-летию Московского Зоопарка и послужившая началом широкой популяризации анималистического жанра. Трофимов принял участие в этой выставке как рисовальщик и как скульптор.
В 1940 году молодого талантливого художника принимают в члены Московского отделения Союза художников РСФСР
Великая Отечественная Война внесла свои коррективы в жизнь художника, но не смогла изменить его творческих пристрастий.
С первых дней войны Московская организация Союза художников направляет Трофимова на работу в «Окна ТАСС», где он создает серию агитплакатов и сатирических листов, персонажами в которых ему служат его любимые животные и птицы, разоблачая звериную сущность фашизма на языке басенной аллегории. Вот перед нами лист, сюжет которого основан на реальных событиях: на территорию слоновника Московского Зоопарка упала зажигательная бомба. Находящиеся рядом слоны тушат начавшийся пожар, набирая воду в хоботы. В пору задуматься о благородстве зверей и жестокости людей.
Выполнив множество гипсовых изображений животных в традициях классической скульптуры, В.В. Трофимов изобрёл особый вид декоративной скульптуры – из металла «по выкройкам».
Цикл, созданный им в 1960-1970-х гг., представляет собой. По словам известного искусствоведа В.А. Тихановой, «скульптурную графику»: «Трофимов вырезал и выгибал плоскость листа, охватывая пространство из двухмерности формируя трёхмерный объём» (речь идёт о металлическом листе), «…окончательная же композиция создавалась из нескольких самостоятельных выкроенных деталей, соединяющихся незаметными сварными швами». Скульптуру хоть и получались декоративными, но суть изображаемого объекта не терялась, выразительно подчёркивалась характерная особенность животного.
Послужил Родине художник Трофимов и с оружием в руках. В 1942 году он был призван в действующую армию. В составе Брянского, а затем Белорусского фронтов дошел до Берлина в должности начальника маскировочной службы батальона аэродромного обслуживания. Награжден орденом «Красная Звезда» и медалями «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». На войне не переставал рисовать, его фронтовые рисунки хранятся в музеях Москвы.
В послевоенные годы остро встала проблема защиты окружающей среды от не всегда рационального использования природных богатств – как результат бурного развития научно-технической революции. Эта проблема по-новому осветила общественный смысл творчества художников-анималистов. К тому времени Трофимов занимал лидирующее положение в рядах анималистов и к его словам прислушивались. Художник размышлял: «… В прошлые времена, олицетворяя стихийные силы природы, животные сами по себе являлись силами, с которыми не так легко было бороться человеку. Сейчас эти взаимоотношения изменились, современное оружие обезопасило человека от стихийной силы зверя. Видимо, и отношение к животным к современного человека должно измениться. Теперь стихийным бедствием для зверей становится сам человек со своей техникой и цивилизацией».
В конце 60-х годов В.В. Трофимов организовал секцию анималистов при Союзе художников г. Москвы. Благодаря этому. Многие молодые художники нашли поддержку своим начинаниям и стали работать именно в этой области.
Человек отзывчивый, добрый, обаятельный, удивительно лёгкий в общении, Вадим Вадимович всю свою жизнерадостность, остроумие и любовь к животному перенёс на свои творения. Говорят, что художники повторяют себя в своих работах. Глядя на животных В.В. Трофимова, можно представить доброго и светлого человека - их создателя.

Воспоминания Ирины Вадимовны Трофимовой- дочери В.В. Трофимова.


«Когда я вспоминаю своего отца, художника Вадима Вадимовича Трофимова, у меня в памяти оживает удивительно весёлый, остроумный и лёгкий в общении человек, с которым всегда было интересно. Замечательный рассказчик, он всегда был в центре внимания. Я всегда любила слушать, как он рассказывал, но ещё больше любили вместе с ним придумывать. Так, наперебой предлагая один за другим варианты той или иной работы, мы помогали друг другу обрести себя. Он мгновенно загорался новыми идеями. Так, увидев, как я делаю панно в технике горячего батика, он тут же захотел попробовать. И он сделал две большие работы – «Прайд» и «Красные слоны» , последняя – собственность Дарвинского музея.
Обаятельный, элегантный. Красивый, он всегда находил общий язык со всеми, с кем ему приходилось сталкиваться. Я думаю, что не только бесспорный талант и энергия, но и сила его обаяния помогли ему создать секцию художников-анималистов МОСХа, председателем которой он был до самой смерти. Очень доброжелательный к людям, он охотно помогал многим молодым художникам овладеть мастерством, заражая их своей увлечённостью.
Хочу привести пример его замечательного умения везде находить друзей. Когда он работал в Берлинском зоопарке, то обедал в той же столовой, что и все сотрудники. Отец всегда ел очень мало, а официанты, стараясь угодить гостю, подавали ему большие порции. И очень огорчались. Когда всё оставалось на тарелке. Отец столько съесть не мог, а немецкого языка он не знал. И вот однажды, взяв лист бумаги, он нарисовал вверху тигра, который ест тушу буйвола, под ним – гепарда, который ест косулю, под гепардом – кошку, которая тоже что-то ест на блюдечке, а внизу себя, который может съесть ½ того, что ест кошка. Официант был очень рад такому автографу, и они расстались большими друзьями.
Какое было счастье ходить с ним в зоопарк и на ипподром, посещать выставки! Как он знал животных! По- моему, он мог с закрытыми глазами нарисовать любого зверя в любом ракурсе. Приведу пример именно такого знания. Как-то отец вместе с другими нашими художниками был в Африке, где их однажды повезли взглянуть на диких львов в естественных условиях обитания. Несмотря на очень жаркий день. Все отправились посмотреть на львов поближе. Отец остался в машине и, не выходя из неё, мгновенно по памяти зарисовал львицу в характерной позе. Показав этот рисунок вернувшимся художникам, он спросил: «Так?» Художники только руками развели, поражаясь необычайно точному воспроизведению грациозного животного.
Отец не только блестяще знал. Но и любил зверей. Они отвечали ему тем же. На всех его работах. Даже самые свирепые и жестокие животные кажутся добрыми, а некоторые так просто «улыбаются».
С самого раннего детства я помню отца всегда рисующим, или придумывающим что-то с карандашом в руках. Недаром последняя его блестящая творческая находка вылилась в настоящее открытие – это скульптура по металлическим выкройкам, ставшая впоследствии перспективным направлением в анималистической скульптуре. Как-то вечером за чаем отец, разгибая и сгибая фантик от конфеты, придумал, как из сложенного листа бумаги сделать маски льва, барана, кабана и других животных. Впоследствии лист бумаги стал листом меди, латуни, железа, а ножницы заменила серьёзная техника. А затем появились удивительные по художественной выразительности металлические скульптуры марабу, павиана, носорога, северного оленя, журавлей и других. До него никто из скульпторов ничего подобного не делал.
Мне очень грустно, что отца уже нет. Но когда я снова и снова смотрю на его работы, меня не покидает уверенность в том, что добро, которое заложено в них его трудом никогда не покинет их, потому что добро и искусство вечны!»

При подготовке статьи были использованы материалы: книга «Вадим Вадимович Трофимов. Каталог графики»/ сост. Т.В. Степанова.: (изд-во ГДМ), 2001 год.
Материалы сайта: http://www.ahdi.ru/
Статья подготовлена Баранцевой Марией Алексеевной
© 2004 Клуб-изостудия "Живой Карандаш". Все права защищены. Использование работ художников клуба в любых целях без их разрешения запрещено.